Божья коровка

Меморизмы

13 лет тому... Ну и что? Мир по-прежнему трещит и крошится о чье-то костлявое колено, тайны обрастают мифами, а мифы становятся нами. То бишь эго-туннелями, более известными как «личности». Прав Юкка Сарасти: застрявшие в кайфе самосозерцания расписные изнутри трубопроводы вопиюще нецелесообразны. С другой стороны, что в природе целесообразно? Может, Метцингер — вампир?

А Савл, как бы то ни было, свое дело сделал. Крепко сделал. Эта труба — на века, как римская клоака. Самосозерцающая.

Жрак
  • bormor

(no subject)

-Да не было у нас отродясь никаких обескровленных трупов! В человеке крови сколько? Полтора галлона! Да столько ни в один желудок не вместится, какой ты там ни будь упырь. Я господина барона так напрямую и спрашивал... Ну да, спрашивал, а что? Барон к нам, бывало, сам в таверну захаживал - ну, не пива, конечно, выпить, но служаночки у нас, сами видите - чистенькие, крепенькие, кровь с молоком, как-раз в его вкусе... так о чём, то бишь, я? Да, ну так вот, я его и спрашивал: "А скажите, господин барон, Вы можете человека досуха выпить али слабо?" А он, бывало, усмехнётся, из служаночкиного запястья пригубит да и признается: да, мол, слабо. Оно и понятно, я вот, например, кружку пива выпью и не замечу, и две выпью, если жарко, ну три, если хорошо пойдёт. Четыре - это уже поднатужиться надо, пять - через силу, а на шестой лопну, пожалуй. И это ведь пиво, а не кровь. А кровь - она скорее еда, вроде как кисель или овсянка. Станет кто-то семь ковшей овсянки на завтрак потреблять? То-то и оно. Вот и господин барон, когда проголодается, подойдёт, бывало, к кому-нибудь из челяди, ножик достанет, а человек уж и знает, в чём дело, сам руку подставит. Господин барон его же потом и перевяжет - ну а что, о холопах тоже заботиться надо, они ценное имущество. Образованный человек был... ну, не совсем человек, а как бы это сказать... тварь, но тварь культурная. В разных болезнях хорошо разбирался, особенно которые от малокровия. Лечил деревенских, а ещё учил руки мыть, с земли не есть, чтобы поменьше хворали. И нам хорошо, и ему прямая выгода. Вообще, хороший был хозяин, заботливый. Охотой не увлекался, посевов не вытаптывал, девок не портил - при вечноживой-то жене! Вреда от него, почитай, и никакого. Ну, оброк, конечно, платили, не без того, но это ж везде так. А видели барона редко. Я его, бывало, так напрямую и спрашивал: "Господин барон, а что это Вы к нам только после заката заглядываете? Или правду говорят, что вам солнце - прямая погибель?" А он, бывало, засмеётся, к служаночке приложится, и ответит: "а вы, дурачьё, почему ночью по домам сидите? Или вас лунный свет убивает? А я помещик, живу как хочу - днём сплю, ночью звёзды наблюдаю. Астроном я, понимаешь? Не знаешь такого слова? Звездочёт, значит. А днём нам, дворянам, по солнцу разгуливать не резон, мы должны блюсти аристократическую бледность кожи, а не плебейских загар!" Ну, это он, конечно, хватил, другие-то дворяне все люди как люди, после полудня как просыпаются, так и выползают на природу, а этот, вишь, гордый. Старая аристократия, принципы. За это мы его очень уважали. Ну и любили, да. А как не любить, когда и деды наши, и прадеды, и все предки до седьмого колена под господином бароном ходили? Это у нас в крови уже, можно сказать. Но человек же такая неблагодарная скотина! Поедет кто-нибудь из наших в город или в соседнюю деревню, напьётся и как начнёт на жизнь жаловаться: и налоги-то барон с нас дерёт, и кровушку-то нашу сосёт, и золота-то у него немерено, когда трудовому человеку на пиво не хватает, и такой он, и сякой... Любим мы его, конечно, но как не пожаловаться? Ну и нашлись добрые люди, донесли кому надо, а те дальше передали, и вот к нам аж из самой столицы приехал судейский чин, да с охраной, да с гвардейцами. Чтобы, значит, запретить. Чтобы, значит, прекратить насилие. Не имеет, мол, господин барон такого права, кровь людскую пить забесплатно, хоть мы и его законные холопы. Но при том мы, мол, все твари Божьи, а герцог наш - божий помазанник навроде короля, и наша кровь - достояние государства и Святой Церкви, так что господин барон обязан за каждую унцию крови платить золотом. И довольствоваться тем, что люди ему сами захотят продать. Сколько, значит, принесут, столько пусть и покупает, и ни каплей больше. Ну и налоги заодно повысили, конечно, куда уж без этого. Но главное сказали: кровь - товар, стоит золота, принимается по весу.
Вот с тех пор и стали вдоль дорог находить обескровленный трупы.
странность

Мнемоническое

Вдруг поймала себя на том, что не только не помню, когда в последний раз варила кофе в джезве, - когда в последний раз видела, чтобы его так варили. Противень с раскаленным песком, где томится в сосудиках ароматная лава, норовя выплеснуться, - но ловкие руки выхватывают турку за миг до того и водворяют ее содержимое в чашку... Картинку помню, место и время - не помню. Тимна? Нет, там были восхитительные бедуинские чаи с лепешками. Луксор? Нет, там нас отпаивали от хамсина суданской розой. Города и веси, кафешки и кофеварки, кофеварки...



Это не ностальгия. Просто попытка разобрать завалы памяти. Время от времени вспоминается нечто, давно канувшее.

Еще, к примеру, оказывается, я напрочь забыла о таком понятии, как "частный извоз". Либо едешь на такси за деньги, либо на попутке бесплатно. Тем паче в случае ЧП - обмен информацией, помощь пострадавшим, в том числе подвозка безлошадных, разумеется, тоже не за плату, - это нормально и естественно. Я уже не помню, почему этим стоит гордиться. Потому что "не подвиг, но что-то героическое в этом есть"?

Нет. Точно - не ностальгия. Недоумение. 
  • Current Music
    Jesse Cook "Shake"
  • Tags
Россия, История

"Окна Овертона". Правда и вымысел

oblozhka-knigi-g

Последние полгода-год интернет пестрит сообщениями о новом страшном оружии. Сам Никита Михалков с телеканала Россия-24 (!) просвещает граждан России, рассказывая об ужасной заграничной теории. Но так ли страшен черт, как его малюют? И черт ли это на самом деле?

Collapse )